завтра - будущее, сегодня - настоящее, вчера - ИСТОРИЯ

ненормативная лексика и физиология в комментах недопустимы

Большое Редкино Дмитрий Быков // "Собеседник", №21, 7-13 июня 2017 года
basya51
Оригинал взят у jewsejka в Дмитрий Быков // "Собеседник", №21, 7-13 июня 2017 года



БОЛЬШОЕ РЕДКИНО

Многие спрашивают: ради чего Навальный выводит своих сторонников на улицы в День России? Ответить на этот вопрос не так-то просто, потому что не всякий россиянин понимает связь между протестной активностью и уровнем своей жизни. Да и что не устраивает Навального? Последствия цензуры ощущают на себе далеко не все, подорожания заметны тем, у кого хоть что-то есть, а хлеб и картошка пока общедоступны; крымский импульс, конечно, гаснет, но жупел Украины еще вполне действует — не хотите же вы, чтобы у нас было, как у них?

Нет, конечно. Но чтобы было так, как в Редкино, я тоже не хочу.

После трагедии в Редкино, где 45-летний безработный Сергей Егоров по пьяни перестрелял девятерых дачных соседей из карабина «Сайга», стало по крайней мере ясно, какая именно Россия нас не устраивает. И 12 июня на улицы выйдут те, кто не хочет жить в большом, от Владивостока до Калининграда, поселке Редкино. Где смесь алкоголизма, безработицы и ностальгии по веселым десантным временам приводит к массовому убийству — более масштабному по числу жертв, чем все последние теракты в Лондоне.

Инцидент в Редкино — действительно редкое покамест явление: подспудная, бродящая в крови болезнь вырвалась наружу. Но уровень бытового насилия в России зашкаливает, общей озлобленности не чувствует только мертвый, вон и власть регулярно срывается, вульгарно огрызаясь на кого попало. 15 июня Владимир Путин наверняка опять будет изображать благостность, а об акции 12 июня его никто не спросит. Людей интересуют в основном ЖКХ и пенсии. Впрочем, возможно, найдется кто-нибудь с федеральных каналов и даст президенту возможность опять рассказать о том, как Госдеп у нас тут мутит воду, как они уже обвалили законную власть на Украине и теперь пытаются у нас. Хочется заранее объяснить этим людям, что Госдеп тут совершенно ни при чем. Просто не всем пока хочется жить в Редкино, в котором магма ненависти готова хлестануть из-под земли в любой момент и по любому поводу. Хочется жить в России, у которой есть цель и будущее, а не только враги и национальные болезни. Хочется жить, испытывая интерес к чему-нибудь и надежду на что-нибудь, а не только вечно тлеющее раздражение против всех. Где человеческая жизнь чего-то стоит. Где пьяный гопник не чувствует себя хозяином, имеющим право глумиться над всеми только потому, что он вооружен. Потому что Россия сегодня и впрямь поделилась на тех, у кого есть карабин «Сайга», и тех, кто умеет только разбегаться в случае чего.

Как ни грустно, но оппозиция сегодня — это тот участковый, со всеми его обычными редкинскими минусами, который сумел кровавый кураж Егорова остановить. В Редкино — сумел. А сумеет ли в России — пока неясно.

Вот и посмотрим. Сначала двенадцатого, а потом пятнадцатого.


Станция Зима: великая эпоха
basya51
Оригинал взят у novayagazeta в Станция Зима: великая эпоха
1 апреля ушел Евгений Евтушенко.

«Нас мало. Нас, может быть, четверо…» — звук 1960-х. Он ушел последним из этой блистательной четверки 1960-х, четверки поэтов стадиона «Лужники», четверки Политехнического, четверки, сотрясавшей стихами Триумфальную площадь у бронзовых штанин Маяковского. Роберт Рождественский—Андрей Вознесенский—Белла Ахмадулина… А 1 апреля 2017 года в США умер Евгений Александрович Евтушенко.

Эпоха 100-тысячных тиражей поэтических книг, эпоха «оттепели», гудевшая от споров нового поколения. Эпоха СССР с 7—8-классным образованием (так было в конце 1950-х), отчаянной бедности граждан, изношенности и неустроенности пространства, великих надежд. И блистательного поколения «детей войны», вломившихся в послесталинскую Россию — в физику и лирику. Они проросли везде — от Академгородка до «бульдозерных выставок». Они несли последнюю, еще молодую (как они сами) надежду на воплощение советской утопии. И Евтушенко, конечно, был их голосом. И шире всех в этой четверке видел страну — с Тверским бульваром, Бабьим Яром и Братской ГЭС. Как единое целое.

Read more...Collapse )



Как войну остановить...| Стихи. Ирина Самарина-Лабиринт
basya51
http://www.liveinternet.ru/users/5144129/post412496140/


Баба Катя
basya51
Оригинал взят у novayagazeta в Баба Катя

Всё плохо. Куда ни кинь. Мир летит в бездну. Ссорится, глупеет, воюет, убивает… Цены растут. Мы болеем. Прячемся в кабинетах и на кухнях. Сердимся на правительство, сетуем на жизнь. Ждем то, чего не будет. Устаем. Может быть, в это смутное странное время все, что у нас осталось, — это мы. Люди. Друг у друга остались люди. Однажды, в детстве еще, Настя Бабурова (наша погибшая журналистка) написала: «МОЕ ОТЕЧЕСТВО — ВСЁ ЧЕЛОВЕЧЕСТВО». Сейчас на ее памятнике высечены эти слова. Мы будем показывать вам людей вокруг вас. Посмотрим друг на друга?


Read more...Collapse )


Хватит с нас палачей
basya51
Оригинал взят у novayagazeta в Хватит с нас палачей
Зло в нашей стране миллионнократно уходило от ответа.

На фото, сделанном неизвестным фотографом 14 апреля 1945 года, наш соотечественник, гражданин СССР в полосатой робе узника концлагеря, указывает пальцем на охранника-эсэсовца, зверски избивавшего заключенных. Кроме даты, ничего больше неизвестно про фото, ни имени узника, ни имени палача, ни названия и места нахождения концлагеря, ничего. И в отсутствие всех этих конкретных сведений, связанных с местом и временем, фотография превращается в библейскую сцену обличения зла, которому не дано уйти от ответа.



1945 год

Read more...Collapse )


Дмитрий Быков // "Профиль", №42, 14 ноября 2016 года
basya51
Оригинал взят у jewsejka в Дмитрий Быков // "Профиль", №42, 14 ноября 2016 года
mythos.jpg

УЧЕБНИК МИФОЛОГИИ

Что история является делом субъективным, мы, кажется, договорились. Про географию с конца XVIII века благодаря Фонвизину известно, что это и наука-то не дворянская, на то есть извозчик; теперь история литературы упразднена, поскольку любая цитата может быть приписана Суворову — он был большой афорист и если не говорил, то наверняка думал что-нибудь подобное.

Владимир Мединский открыл новую страницу в российской историографии, сообщив, что историческая правда определяется потребностями государства. Последний гвоздь в гроб истории как науки вбила министерша Ольга Васильева, заявив публично и уверенно, что это вообще дело субъективное, да нас ведь давно к этому готовили Фоменко и Носовский, которым одинаково верят противоположные во всем Лимонов и Каспаров.

Хронологии нет, факты зависят от интерпретаций — короче, полный постмодернизм, и корректировать всю эту вольницу сегодня некому. Академия наук подобострастно молчит либо точечно протестует. Труден век гуманитария! Попробовал бы кто заявить, что в свете государственной необходимости не всегда E=mc2; впрочем, история знавала и не такие попытки.

Любопытней другое: как будет выглядеть всемирная история в свете единой государственной идеологии, в том будущем учебнике, который напишут про вот сейчас? Как опишут путинско-трамповский, далеко еще не завершившийся этап «цифрового средневековья», как изящно выразился Михаил Визель? Ведь если два мачистских вождя консервативной революции, как это теперь называется, не уничтожатся взаимно (а зло обычно не умеет договариваться, ибо ставит доминирование выше прагматики), нам придется этот парадоксальный этап как-то фиксировать. И тогда будущий учебник истории построит такой, например, миф.

После кровавых и извращенных девяностых, когда Россия утрачивала суверенитет и проходила через соблазны либерализма, исчерпанность либерально-демократической модели управления стала постепенно ясна всем. Свободные выборы, при которых к власти может прийти кто угодно, вызывали все большее негодование у простого народа. Люди труда, носители здравого смысла, поэты и солдаты, пахари и бухари все отчетливей понимали, что великий космополитический обман, бюрократическая система единой Европы и либеральная ложь, замаскированная под свободу слова, незаметно затаскивают мир в бездну гомосексуально-олигархического беспредела. Бунт против интернациональной мафии обнаглевших меньшинств начался, как всегда, в России, которая жертвенно проходит первой через все соблазны и дерзко преодолевает их. Так было с коммунизмом, модернизмом, так же случилось и с либерализмом. На последних в истории всенародных выборах Россия переломила ход истории и навсегда покончила с фальшивой демократической процедурой. Свет с Востока воссиял остальному миру, и первой попыткой национал-пассионарных государств нового мира стали русские анклавы Донбасса и Луганска. Увидев самоуправление простых людей двух отважных республик и блистательные успехи Чечни, первыми этот новый национальный тренд уловили американцы. Избрав Дональда Трампа при могущественной поддержке более сильного и опытного российского лидера (ни для кого не секрет, что Дональд Трамп был внедрен в американское общество прозорливыми усилиями всемогущей внешней разведки), американцы задали всему миру тренд на национальную, расово-чистую государственность, запрет абортов и полное прекращение сомнительных эстетических экспериментов.

Вдохновляясь опытом России и США, Франция дала зеленый свет отважной Марин Ле Пен, этой Жанне д’Арк освобожденной Европы. Следом и Германия, вспомнив о былом величии, поганой метлой прогнала сначала беженцев, а потом и крышевавшую их продажную Меркель. Крематории, бодро запылавшие по всему миру, салютовали новой эпохе, покончившей с так называемыми общечеловеческими ценностями. В свете этого торжества белой расы никто уже и не вспоминал про ИГИЛ, деятельность которого в эпоху либерального лицемерия запрещена в России. Несогласные отщепенцы, спасающиеся в Новой Гвинее, своим преступным лепетом не могли омрачить торжества консервативной идеи, осененной именами Хайдеггера, Ницше, Холмогорова и Залдостанова.

Вот так это будет выглядеть. И кино, наверное, успеют снять — в духе «Песни о нибелунгах». Я только сомневаюсь, что в этом дивном новом мире успеют вырасти дети, которым предстоит сдавать экзамен по этому учебнику. Выживет что-то одно — или этот мир, или дети.


для Наташи Филимоновой
basya51
С Днем рождения!пригоршня добрых пожеланий.jpg

СОН НАЦИИ Дмитрий Быков // "Профиль", №41, 7 ноября 2016 года
basya51
Оригинал взят у jewsejka в Дмитрий Быков // "Профиль", №41, 7 ноября 2016 года
russland.jpg

СОН НАЦИИ

Разговоры о том, что у власти одна нация, а у народа какая-то другая, не стоят ломаного гроша. На фоне почти тотального раскола Америки Россия сегодня абсолютно монолитна, и не на 86 процентов, а на все сто. Я не убежден, что нужен закон о нации, поскольку все, что можно было запретить, уже запрещено.

Но одна принципиальная новизна при Владимире Путине может быть теоретически зафиксирована, и сводится она к тому, что россияне сегодня действительно почти неотличимы. Сходный эффект наблюдался при советской власти, в условиях искусственно поддерживаемого имущественного равенства; но там в семидесятые годы все стало усложняться, появились линии раскола, неизбежные разделения – конфликты города и деревни, россиян и кавказцев; настоящее единство было, пожалуй, в начале оттепели, что и зафиксировал тогдашний оптимистический кинематограф вроде фильма «Дом, в котором я живу»; сплочению нации сильно способствовали коммуналки.

Сегодня мы худо-бедно пришли к тому же уровню, и оказалось, что для национального единства совершенно не обязательно наличие принципов или общих правил. Есть универсальные вещи, сплачивающие нас независимо от убеждений, образования или заработков. Чтобы российская нация стала монолитной, в самом деле достаточно двадцати лет стабильности, о которых мечтал Столыпин; как оказалось, эти двадцать лет были нужны ему вовсе не для развития, а для того, чтобы страна законсервировалась. В живом организме – как в Штатах – есть и риски, и расколы, и турбулентность; в консервах ничего этого не бывает. Чтобы страна унифицировалась, необязателен даже террор – достаточно одного документа вроде письма Ильдара Дадина о том, что там делают с невиновными, дабы все опять вообразили себя на дыбе.

Сегодня единство нации в самом деле достигнуто, ибо есть как минимум три черты, которые объединяют всех – бомжей и миллиардеров, власть и оппозицию, либералов и консерваторов.

Во‑первых, все жители России, включая верхушку, ничем не защищены, не охраняемы никаким законом, и с ними в любой момент можно сделать что угодно. В России ни на кого и ни на что нельзя опереться: власть в любой момент может оказаться жертвой верхушечного переворота, оппозиция – жертвой массовых репрессий, они же могут затронуть любого непричастного. Ненадежен никто, гарантии нет, будущее может оказаться каким угодно. Вследствие этого все население России привыкло жить сегодняшним днем, не строить планы и бояться. Боятся все, и чем выше статус, тем сильней страх, ибо есть что терять. Страх и нестабильность – главное внутреннее содержание тех двадцати лет покоя и стабильности, о которых Россия всегда грезила и которые теперь получила.

Во‑вторых, все жители России – как западники, так и славянофилы – чувствуют абсолютную географическую неприкаянность в смысле контактов с внешним миром: они нигде не нужны в силу глубочайшего отставания. Наука не может развиваться независимо от власти, гуманитарная сфера обставлена запретами, оппозиция не может долго быть умнее начальства – рано или поздно они уравниваются, что мы наблюдали и в Украине, и в Грузии, и в Белоруссии. Вне России ни оппозиция, ни власть сегодня никому не нужны: мыслители и руководители такого уровня безнадежно провинциальны и любопытны разве что этнографам. Все, кто могли заслуженно цениться за рубежом, уже уехали; те, кто остались, никому не интересны.

В‑третьих, всем – и власти, и оппозиции – одинаково присуща вера в количественные показатели и упоение ими. Страна гордится тем, что ее так много; оппозиция – тем, что ее так мало. Страна упивается своим холодным климатом, оппозиция – своей притесненностью. Все одинаково верят, что если им плохо, то они хорошие. У оппозиции и власти – явный стокгольмский синдром: официальная Россия – изгой в мире, оппозиция – изгой в России. Это сплачивает.

Дергая за эти комплексы, нажимая на эти точки, Россию можно сплотить в любой момент – поверх любых разделений. Людям без будущего присуще безразличие, обреченным – летаргия; как выяснилось, во сне все едины, все равны и никто ничего не хочет. Какие могут быть перемены, если нам усиленно внушают, что любые реформы тут были к худшему, а революции заканчивались зверством? Храни Бог того, кто есть: все остальные будут хуже. Дай нам, Боже, и завтра то же, ибо может статься, что и последнее отберут. В преддверии зимы особенно хочется, как формулировал один филолог, «обернуться имеющимся».

Так что в идеале закон о единстве нации мог бы формулироваться просто: нация едина, когда у нее нет закона, друзей и будущего.

Поздравляю всех.


60 важнейших просветительских сайтов Рунета по мнению Николая Подосокорского
basya51
Оригинал взят у philologist в 60 важнейших просветительских сайтов Рунета по мнению Николая Подосокорского
Представляю вашему вниманию обзор 60 важнейших, на мой взгляд, сайтов Рунета просветительской направленности. Интернет-проекты пронумерованы в произвольном порядке (никакой иерархии в нумерации нет). Дополнения приветствуются!



Read more...Collapse )

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy



Озверение-2016
basya51
Оригинал взят у novayagazeta в Озверение-2016

Агрессия всех ко всем меняется качественно. Ее адресатами все чаще становятся те, на кого раньше руку не поднимали.

В пять часов дня 11 октября в людном коридоре Норильской городской больницы № 2 недовольный качеством лечения 28-летний пациент застрелил врача-дерматовенеролога 35-летнюю Ольгу Автаеву. У нее он наблюдался полгода. В тот день, придя на прием, высказал в кабинете претензии и, не найдя понимания, выбежал из больницы. Взял дома травмат, вернулся и в упор на глазах посетителей клиники расстрелял доктора. Осиротел мальчик — сыну в день убийства матери исполнилось четыре года. Спустя два часа убийцу задержали в квартире приятеля. На допросе он заявил, что имел сексуальные проблемы, был крайне недоволен качеством медобслуживания и не согласен с заключением лечащего врача.

Read more...Collapse )


?

Log in

No account? Create an account